До РВР-2015

Страницы пользователей

You are not allowed to upload files to the server!'
День...
Предыдущая часть "Ночь..."
Алексей Лутков

Солнце поднимается все выше и выше и вместе с ним поднимается настроение. Южное, яркое, теплое солнышко.

Сразу куда-то ушли остатки сна, во всем теле чувствуется бодрость, как будто не было позади бессонной ночи, предстартовой суеты и нервных первых километров пути. Кажется, что все теперь должно получиться и никаких сомнений в собственных силах я уже не испытываю.

Интересно бы узнать, где сейчас остальные наши ребята, но вокруг только чужие лица и разноголосая речь на любых языках, кроме русского.

Караван велосипедистов начал все сильнее дробиться на отдельные группки. На обочине все чаще встречаются живописные картинки брошенных велосипедов, и как попало спящих рандонеров. Все-таки ночь была тяжела не только для одного меня, и это успокаивает, не хочется себя считать слабее остальных.

Иногда мимо проезжают довольно резвые группы велосипедистов. Возникает желание хоть немного увеличить скорость, и начинаю выбирать себе компанию по душе. Однако все время группы тасуются, кто-то вдруг останавливается либо начинает резко ускоряться и уходить далеко вперед. Я же при всем своем желании прибавить скорость все-таки пытаюсь не очень резко увеличить темп движения, все-таки ехать еще предстоит очень много.

Наконец-то мне попадает компания по душе, пристраиваюсь к парочке, как я потом узнал, англичан. Мужчина явно старше меня и его товарищ, по виду не больше 23-25 лет. Едут стабильно ровным темпом, все время поддерживая скорость 34-36 км/час. Вроде бы не возражают против моей инициативы ехать с ними вместе, тем более, что я честно отрабатываю свою смену. Меняемся каждый километр.

Наконец-то встретил своих – ребят из Волгограда. Оказывается, ночью они уехали вперед, видимо пока я менял камеру в самом начале пути.

На ходу поговорили с Валерой Комочковым, но мне не хотелось терять «своих» англичан, а Валера явно не собирался прибавлять скорость. Машу ему рукой – до встречи, и уезжаю вперед.

Чувствую, что не мешало бы пожевать, но жалко бросать такую хорошую компанию, да и до контроля вроде должно быть уже недалеко. Таким темпом мы едем уже около 100 километров. Кидаю в рот курагу, глюкозу и запиваю все это водой. Вроде стало полегче. Решил, что дотяну до контроля, где и смогу нормально перекусить. Но сделать этого не удалось, подействовало желание не отстать. Выпиваю быстро кофе, делаю контрольную отметку и еду дальше.

Погода все также благоприятствует нам, солнце греет ласково, но становится уже жарковато. Начинаю бояться за свои руки и ноги. Хоть и катался все лето, но наше северное солнце не смогло создать защитного загара необходимого качества. Но что же можно предпринять в такой ситуации? Надеть рубашку с длинными рукавами и штаны было бы еще хуже – жарко. Решаю, что будь что будет. Может, все-таки, не сильно обгорю.

Примерно через полчаса после выезда с контрольного пункта меня снова догоняет парочка англичан. Что-то говорят мне, но я, конечно, понять их не в состоянии. Но пристраиваюсь к ним, и едем снова втроем. Какой же я был дурак в этой ситуации. Знать бы об этом раньше. Дальше еще около 100 километров такого же резвого, по моим меркам, темпа.

На одном из длиннейших подъемов я понял, что немного погорячился и компания эта явно не для меня. Выбрав уютную полянку на обочине, слезаю с велосипеда и разваливаюсь на траве, засунув под голову свой велошлем.

Минут двадцать крепчайшего сна немного сняли усталость. Мне ничего не мешало спать, ни шум птиц на деревьях, не шуршание колес проносившихся мимо велосипедистов. С трудом поднимаюсь, понимая, что надо двигаться дальше, что «мои» англичане едут сейчас уже где-то очень далеко.

Каково же было мое удивление, когда через двадцать минут я встречаю эту парочку мирно спящую на травке возле шоссе. Все – сказал я себе - ни под кого больше не подстраиваюсь, еду только так, как я для себя запланировал, и пусть хоть все участники уедут вперед. Буду ехать с такой скоростью и в таком ритме, как мне удобно и как я хочу. Но решение это я принял уже слишком поздно. И понял я это на очередном контроле, где было бы совсем неплохо хорошо поесть, что я и намеревался сделать. Но когда я набрал целый поднос еды, то с ужасом осознал, что не смогу проглотить ни единого кусочка. Вот оно аукнулось мое дурацкое желание ехать в компании. Теперь буду умней. Но что делать с едой? Выбрасывать жалко, а глотать я все равно не в состоянии. Беру с собой фрукты, сыр в упаковке, хлеб, с надеждой, что усталость немного пройдет, тошнота отодвинется, и я сумею хоть немного затолкать в себя пищи.

Какой же я был наивный на этот счет. Чем дальше, тем состояние становилось все хуже и хуже. Вскоре я понял, что даже, несмотря на жару, я не могу пить. От встречного ветра постоянно пересыхает рот, горло. Но каждый глоток воды оседает страшной тяжестью в желудке. Понимаю, что лучше совсем ничего не есть и не пить – полощу горло и выплевываю воду на асфальт. Интересно, долго ли я смогу ехать на своих «жировых» запасах?

Вдоль шоссе все время мелькают ухоженные поля и чудесные, просто волшебно–кукольные домики. Нигде не видно работающих крестьян, как у нас в сапожищах и рваных, замасленных телогрейках. Интересно, кто им создал все это великолепие, или они работаю по ночам, чтобы никто не видел? А днем мило улыбаются друг другу и нам, рандонерам. Стоят вдоль трасы и приветствуют проезжающих велосипедистов. Самый «тяжелый» труд, который мне пришлось наблюдать в пути – это стрижка газонов возле своих неестественно красивых домиков. И вообще, разве можно жить в доме, состоящем из громадных окон, увитых цветами, с громадными стеклянными дверьми, выходящими прямо на улицу? А где же стальные решетки на окнах? Бронированные многослойные двери с кучей замков, злющие псы за высокой оградой? Неужели никто не жаждет оборвать цветы вдоль дороги? Сломать декоративные решетки? Разбить уютные фонарики? Залезть в дом и грабить, тащить из него все, до самой последней мелочи? Неужели все эти потребности сконцентрированы только у нас, в нашей бестолковой России? Почему у всех, без исключения, кому дома рассказываешь о своем увлечении велосипедом, первым появляется вопрос: «А сколько тебе за это платят?» И с иронической улыбкой выслушивают рассказы о прелестях поездок. И почему у них такое горячее стремление поддержать рандонеров кто чем сможет – минералкой, раздаваемой бесплатно, при стоимости ее такой же, как и пива, горячим чаем, блинами, фруктами или просто морально? Почему они могут среди ночи сидеть группами в шезлонгах или на раскладных стульчиках вдоль дороги, чтобы крикнуть что-нибудь ободряющее всем проезжающим мимо велосипедистам, хотя мы уже явно не среди лидеров?

Все эти мысли постоянно лезут в голову, несмотря на усталость, несмотря на бесконечные подъемы, следующие один за другим. Как обидно осознавать, что все это никогда не придет на нашу землю, никогда мы не будем видеть дома то же, что видим здесь. Никогда мы не будем поняты окружающими дома и всегда нас будут считать слегка тронувшимися придурками, которым больше нечем заняться, как крутить педали. Нет чтобы как все нормальные мужики раздавили бы после работы бутылочку «беленькой» и с чувством поговорили о низкой зарплате, козле начальнике, стерве жене, сопливых детях, да и вообще за жизнь.

Но пока я во Франции и нужно насладиться ее воздухом, ее солнцем, ее дорогами, даже в самом захолустье в десятки раз лучше, чем у нас в центре города. Насладиться улыбками встречных жителей маленьких городков и деревушек. С удовольствием кричу: «Bonjour madam!», «Bonjour monsieur!» стоящим на обочине и получаю в ответ «De bonnes voies….» Радостно машу рукой и делаю вид, что я бодр и весел, что поездка эта для меня привычная легкая прогулка, и я так же счастлив буду приветствовать их и на обратном пути! Надеюсь, что не очень было заметно, что говорил я все это через силу, а было непреодолимое желание послать все это к черту, лечь где-нибудь в тени и выспаться от души. Но надо крутить и крутить педали, карабкаться в бесконечные подъемы и мчаться вниз с головокружительных спусков.

На очередном контроле получаю шок, – среди толпы вдруг встречаю Петра Мисника. Первое чувство, что мне это показалось. Ведь он должен быть далеко впереди. Но действительность оказалась намного суровее, слишком резвое начало и острое желание доказать всем, что мы тоже не лыком шиты, подкосили не только меня. Но неунывающий Петр своим оптимизмом добавляет мне желание двигаться дальше. Нет, нельзя так легко мне сдаваться. Нельзя подвести тех, кто остался ждать меня в Е-бурге, нельзя подвести мою дочь, она верит в меня, верит, что я доеду, и ждет меня в Париже!

Продолжение следует..."Вечер..."

 
Free template 'Feel Free' by [ Anch ] Gorsk.net Studio. Please, don't remove this hidden copyleft!